«Пассионарность обладает важнейшим свойством: она заразительна. Это значит, что люди гармоничные, (а в еще большей степени – импульсивные) оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают весьте себя так,   как если бы они были пассионарны. Но как только достаточное расстояние отделяет их от пассионариев, они обретают свой природный психоэтнический поведенческий облик. Это обстоятельство без специального осмысления известно довольно широко и учитываются главным образом в военном деле. Там либо выбирают пассионариев, узнавая их интуитивно, и формируют из них отборные, ударные части, либо сознательно распыляют их в массе мобилизованных, чтобы поднять «военный дух». Во втором случае, что два – три пассионария могут повысить боеспособность целой роты.
Ф. Энгельс в статье «Кавалерия» пишет, что встречный бой двух кавалерийских частей крайне редок. Пассионарность полка заключается в том, чтобы ценить победу больше жизни, а парадокс – в том, что менее пассионарная воинская часть гибнет, ибо конница легко рубит бегущих. Учтем, что равно «наэлектризовать» несколько сот человек можно тока путем индукции, т. е. воздействие на каждую особь заряда пассионарности другой особи. Логичным аналогии будет гипотеза пассионарного поля (подобие электромагнитного поля), обладающего совсем иными свойствами воздействия на психологию популяций сравнительно с индивидуальными психологиями тех же людей, взятых по отдельности.
И в отличие от теории «героя и толпы» суть не в том, что герой руководит воинской частью, а в том что благодаря наличию среди солдат нескольких пассионарных, но больше ничем не примечательных особей сама часть приобретает отмеченный Энгельсом прорыв что подчас выручает даже бездарного полководца.» [1]
«Пассионарная индукция появляется всюду. Это особенно очевидно в наше время, когда, любители музыки или театра осаждают подъезды Консерватории или МХАТа. Ведь они великолепно понимаю,  что впечатление от тех же пьес, переданных по радио или телевидению, неравноценно тому, которое они получают в зале театра.» [2]
«Можно сказать, что резонанс поссионарной возбудимости тем меньше, чем дальше отстоят этносы пассионария гармоничной особи, разуется, прочих разных условиях. Это обстоятельство снова сближает проблемы поссаонарности как признака с проблемой сущности этнической монолитности. Но ведь резонанс, как и индукция, - понятие энергетическое.
…любой этногенез – это более или менее интенсивная утрата пассионарности системой, иными словами, гибель пассионариев и их генов; особенно это проявляется во время тяжелых войн.
Но самое интересное, что не только во время войн снимается пассионарное напряжение. Это было бы легко объяснимо гибелью особей, слишком активно жертвующих своей жизнью ради торжества своего коллектива. Но Пассионарность столь же неуклонно падает во время глубокого мира, причем даже быстрей, чем в жестокие времена. И самое страшное для этноса – переход от спокойного существования в обороне перед натиском другова этноса: тогда неизбежен, если не наступит гибель, надлом, никогда не проходящий безболезненно.» [3]
«И так, пассионарность – не просто «дурные наклонности», а важный наследственный признак, вызывающий к жизни новые комбинации этнических субстратов, преображая их в новые суперэтнические системы. Теперь мы знаем, где искать его причину: Отпадают экология и сознательная деятельность отдельных людей. Остается широкая область подсознания, но не индивидуального, а коллективного, причем продолжительность действия инерции пассионарного толчка исчисляется веками. Следовательно, пассионарность – это биологический признак, а первоначальный толчок, нарушающий инерцию покоя, это появление поколения, включающего некоторое количество пассионарных особей они самим фактором своего существования нарушают привычную обстановку, потому что не может жить повседневными заботами, без увлекающей их цели. Необходимость сопротивляться окружению, заставляет их объединится и действовать согласно; так возникает первичная консорция, быстро обретающая те или иные социальные формы, предсказанные уровнем общественного развития данной эпохи.»  [4]
«Как невелика роль пассионариев в этногенезе, число их в составе этноса всегда ничтожно.
…Интенсивность развития не всегда идет на пользу этноса. Возможны «перегревы», когда пассионарность выходит из-под контроля разумной целесообразности и из силы созидательной превращается в разрушительную. Тогда гармоничные особи оказываются спасителями своих этносов, но тоже до определенного придела.
Люди этого склада - крайне важный элемент в теле этноса. Они воспроизводят его, умиряют вспышки пассионарности умножают материальные ценности по уже созданным образцам. Они могут обходится без пассионариев до тех пор, пока не появится внешний враг.» [5]
«… в составе этносов почти всегда присутствует категория людей с  «отрицательными» пассионарность. Иначе говоря, их поступками управляют импульсы, вектор которых противоположен пассионарному напряжению.
Пассионарность отдельного человека сопрягается с любыми способностями: высокими, малыми, средними; она не зависит от внешних воздействий, являясь чертой конструкции данного человека; она не имеет отношения к этническим нормам, исключается только равнодушие; большинство пассионариев находится именно в составе «толпы», определяя ее потентность и степень активности на тот или иной момент. Группа субпассионариев представлена  «бродягами» и профессиональными солдатами-наемниками, совершая вместе с пассионариями завоевания и перевороты. Но если пассионарии могут проявить себя без субпассионариев, то те без пассионариев – ничто. Они способны на нищенство или на разбой, жертвой которого становятся носители нулевой пассионарности, т.е. основная масса населения. Но в таком случае «бродяги» обречены: и их выслеживают и уничтожают. Однако они появляются в каждом поколении
…несмотря на то что пассионарии часто возглавляют народные движения, правильно называть не «ведущими», а «толкающими», ибо без достаточного их числа, умерших безвестности, было бы невозможно сломать традицию, т.е. инерцию массы.» [6]
«При относительно невысоком уровне пассионарности стереотип поведения и общественный императив человека не таковы, чтобы не заметно для него самого толкнуть его на добровольную смерть ради им самим выбранной идеальной или даже иллюзорной цели. Но имеющееся в этносе этого периода пассионарное напряжение достаточно для того, чтобы оной цели стремиться и хотя бы немного изменить окружающую его действительность. Вот тут – то если у человека есть соответствующие способности, он предается науки или искусству, дабы убедить и чаровать современников.
…личность даже большого пассионарного напряжения не может сделать ничего, если она не находит отклика у своих соплеменников. А именно искусство является инструментов для соответствующего настроя; оно заставляет сердца биться в унисон. Пока пассионарность пронизывает этнос в разных дозах – идет развитие, что выражается в творческих совершениях; но поскольку не может быть поэта без читателя, ученого – без учителя и учеников, а полководца – без офицеров и солдат, механизм развития лежит не в тех или иных персонах, а в системной целостности этноса, обладающего той или иной степенью пассионарного напряжения.» [7]

[1] Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли.-М.:ДИ-ДИК.-1993.-С. 336-337
[2] С. 338
[3] С. 338-340
[4] С. 341-342
[5] С. 344
[6] С. 346-348
[7] С. 356-357